Теория эволюции и идеи радикального конструктивизма

Побережный Александр Алексеевич
кандидат философских наук, Курская государственная сельскохозяйственная академия, г. Курск, РФ,

В начале прошлого столетия мериканский философ У. Джеймс использовал центральную идею теории Дарвина, а именно естественный отбор и адаптацию, для прослеживания эволюции знания. Важным следствием этой идеи явилось радикальное изменение в отношении между "знанием" и "онтологической реальностью" - переход от иконического "отображения" или "соответствия" к отношению функциональной пригодности. По утверждению А.В. Кезина, "…эволюционная теория Дарвина открыла возможность заменить традиционное понимание истины как отражения понятием приспособленность."1 Интерпретация всякого познавательного процесса как процесса адаптации организма к окружающей среде становится впоследствии одним из ключевых тезисов нового направления в эпистемологии - радикального конструктивизма.

Конструктивизм как особое направление современной духовной куль-туры отражает современные тенденции развития человеческой цивилизации, значительно возросшую и продолжающую возрастать творческую, активную роль субъекта во всех сферах интеллектуальной и духовной деятельности.

В социальных науках широкое распространение получили идеи социального конструктивизма: реальность социально конструируется, социальный мир не существует сам по себе, а предстает в совокупности взаимодействий, интерпретируемых действующими лицами, при этом любая наука контекстуальна и является продуктом опыта. В психологии широко используется теория личностных конструктов Д. Келли. Признавая существование объективной реальности как таковой, Келли отмечал, что по отношению к конкретному человеку она является абстракцией, т.к. в его сознании представлена лишь субъективная версия, интерпретация этой реальности. Конструктивная аксиология утверждает право и необходимость самим людям творить ценности. В современном мышлении существует историчное и конструктивное отношение к ценностям, опирающееся на традицию прошлого, сознающее ответственность перед будущим и признающее неизбежность ценностной полифонии. Это отношение существует как умонастроение, "дух эпохи". Иначе говоря, хотим мы того или нет, рано или поздно ценности будут не просто стихийно меняться, но рационально осваиваться, корректиро-ваться и конструироваться. Если предпосылки меняются в истории, то необходим переход к новым ценностным системам.

В 70 - 80-е гг. XX в. термин "конструктивизм" вошел в философию морали и права. Этический конструктивизм - направление в этике, основным тезисом которого является утверждение о том, что моральные ценности представляют из себя конструкты разума. В англо-американской "Этической энциклопедии" дано следующее: "…Конструктивист отрицает существование независимой от сознания моральной реальности или моральных фактов и считает, что моральные принципы генерированы практическим рассуждением" 2. Радикальный конструктивизм возникает в начале восьмидесятых годов прошлого столетия. Основные положение радикального конструктивизма можно выразить в следующих утверждениях:

познание - активный процесс конструктивной деятельности субъекта, а не отражение объективного мира;
познание объективного мира невозможно;
познание имеет адаптивное значение;
наука должна служить практическим целям.

Радикальный конструктивизм утверждает, что знание от начала и до конца строится субъектом. При этом в сознании изначально не существует никаких универсальных категорий, объектов или структур, а также не существует никакого объективного эмпирического опыта или фактов. Представления об отражении действительности в сознании в конструктивизме исключаются. Радикальный конструктивизм постулирует, что смысл гипотез не в том, чтобы все более точно отражать реальный мир, а только в том, чтобы предсказывать последствия событий и последствия своих действий. Проблема объективного отражения действительности вообще не ставится в радикальном конструктивизме. Важна не истина, а способность предвидеть, потому что именно она делает поведение адаптивным. Этот подход применяется радикальными конструктивистами не только к поведению животного и человека, но и к обществу в целом, и к научному познанию. Цель научного познания - формулировать полезные гипотезы, чтобы более или менее надежно предсказывать будущее и тем самым обеспечить выживание человечества, а вовсе не объективное познание мира. Как пишет фон Глазерсфельд, "функция познания - адаптация; оно помогает субъекту организовать экспериментальный мир".3 Единственным условием, определяющим пригодность знания (состояния нервной системы), является возможность достижения динамического равновесия субъекта (познающей системы) со средой или другим субъектом.

Конструктивизму свойственно отрицание трансцендентного. Абсолютных истин не существует. Даже если бы они существовали, мы не имели бы к ним доступа в силу культурных и языковых ограничений. Смысл, мораль и истина реально не существуют - они конструируются обществом. Ценности, подчеркивающие творчество, автономию и приоритет человека, несостоятельны. Универсального человечества не существует, поскольку каждая культура образует свою собственную реальность. Традиционные гуманистические ценности объявляются канонами угнетения, отделения и насилия над окружающей средой.

Возникновение конструктивизма было связано с десакрализацией мировоззрения, широким распространением атеистических идей во всех сферах духовной культуры конца XIX - начала XX века, с широким распростране-нием позитивизма в науке и философии. На первый план выходит творческая, созидательная роль субъекта, стремление к предельной ясности и отсутствию всего иррационального.

Конструктивизм призывает к отказу от всего трансцендентного, рационально непостижимого. Дальнейшее развитие конструктивизма, его распространение в различные сферы духовной культуры в той или иной мере несло в себе эту тенденцию.

Анализируя итоги ушедшего столетия, А. Кырлежев пишет: "В XX веке завершился процесс секуляризации общественной жизни, вытеснения из нее религии, начало которого совпадает с началом Нового времени. Это значит, что религия - и как институт, и как мировоззрение - окончательно утратила свою роль и значение в тех случаях, когда речь идет о принятии решений в политической, социальной или культурной сферах"4.

В движении отхода от Церкви, Христа, Бога, постепенно выделяются основные идеи: человек смертен; он свободен и обладает правом создавать для себя свои собственные законы; не сотворенный, а являющийся продуктом эволюции, он способен к совершенствованию; устраивая свое земное существование, он может справиться со своим отчуждением и противоречиями. Бог и человек оказались разъединены. Человек все меньше нуждается в Боге для того чтобы объяснить вселенную, жить в ней, обрести счастье. Общество освобождается от церковного влияния: религия все меньше и меньше определяет ритм его жизни, обычаи, праздники, повседневность.

"То, что секуляризация стала свершившимся фактом, связано, как можно предположить, с завершением другого процесса: так называемый "проект модерна" постепенно привел к окончательной победе прагматизма. Современное общество ориентировано прежде всего на ощутимый результат всякого усилия и всякой деятельности. Более того, в нем существует своеобразный культ эффективности. Побеждают ценности прикладной науки: любая идея ценна настолько, насколько она может быть реализована в производственной практике".5

Сегодня мы живем в поликультурном мире. Религии оказываются конкурентами на "рынке вер". Церковь рискует приобщиться к видимому миру, как и все остальное, то есть стать полезной, современной, исповедующей обычаи этого мира. Нынешняя безрелигиозная прагматическая культура, в соответствии со своей природой, открывает двери любому религиозному опыту, поскольку прагматическая парадигма распространяется и на область духовной жизни. Если абсолютных ценностей не существует, общество способно создавать какие угодно ценности, не подчиняясь ни одной из них. Если абсолютной истины не существует (не существует объективного стандарта того, что хорошо и справедливо, а значит, и стандарта того, что несправедливо), то общественный договор всегда отдается на произвол сиюминутной прихоти. В отсутствие моральных абсолютов, власть отдается на произвол властителей. Поскольку нет основания для нравственного или рационального убеждения, сторона, обладающая наибольшей силой, побеждает. Тогда как христианство учит, что реальность создает Бог, рассматривать общество в качестве творца значит обожествлять его. Исключение трансцендентных ценностей лишает общество самой возможности существования нравственных ограничений. Общество не подчиняется моральному Закону; оно само его создает.

В условиях постмодернизма, где мир рассматривается "как текст", в акте чтения акцент переносится на человеческий полюс, на множественность толкований, которые вступают друг с другом в определенного типа отношения. "Читающий Писание имеет дело в первую очередь не с событиями, которые там излагаются, а с разными способами их истолкования… Если считать в теологии в конечном счете логическим предметом откровение и постигаемого с его помощью Бога, то Бог вроде как исчезает из Священных текстов. Диалогические отношения лишают его исключительного положения, смена участников диалога, культурных контекстов приводит к изменчивости Бога, а это уже не Бог. В науке исчезает предмет изучения, - можно ли говорить в этом случае о науке? В религии исчезает предмет веры, поклонения, воплощенный в Священных текстах, - что же остается от религии?"6

Религиозное, подлинно христианское мировоззрение принципиально не приемлет конструктивистскую позицию, постулирующую доминирующую роль субъекта. Последовательное и бескомпромиссное развитие идей конструктивизма неизбежно приведет к отрицанию основ христианского мировоз-зрения. Высказывая свое отношение к конструктивизму, А. Кураев пишет: "Дух тотальной конструируемости в конце концов не может не восстать против Бога просто потому, что бытие Его поистине "нетварно", т.е. не вмещается в мир человеческих артефактов"7. В качестве аргумента он ссылается на Ницше: "Я не хочу, чтобы ваши домыслы простирались далее вашей созидающей воли. Вы можете создать Бога? Так не говорите ни о каких богах"8.

Для верующего Бог не вывод из силлогизма, он его не конструирует себе из подручных материалов и философско-культурных концепций, он просто Его знает. Причем это знание по своей природе совершенно идентично как для высокоученого богослова, так и для малограмотного простеца. Вера - признание чего-нибудь истинным без предварительной фактической или логической проверки, единственно в силу внутреннего, субъективного непреложного убеждения, которое не нуждается для своего обоснования в доказательствах.

Если христианская философия (в частности, философия В.С. Соловьева) утверждает позитивно-преобразовательный смысл познавательной деятельности человека, ее органичную связь со свободой и творчеством, то представители эволюционной эпистемологии видят в познании лишь приспособительную функцию. Если первая ориентирована на принцип целостности знания, на единство в нем добра, истины и красоты, то основным принципом второй является практическая полезность знания.

Последствия идей дарвинизма, как и других позитивистских идей, оказались гораздо более далеко идущими, чем можно было первоначально предполагать. Эти идеи положили начало новой мировоззренческой установке. Постепенно и незаметно понятия добра, истины и красоты заменяются понятиями комфорта, полезности и удовольствия. При этом человек, успешно адаптировавшись к окружающему миру, вместо дальнейшего эволюционного развития начинает устойчиво деградировать.


1 Кезин А. В. Радикальный конструктивизм: идеи, аргументы, критика. В сб. Философия науки и научно-технической цивилизации: юбилейный сборник //Общая ред. C.Л. Катречко, Н.В. Агафонова, А.В. Кезин, В.А. Яковлев; МГУ им. М.В. Ломоносова, каф. филос. и метод. науки. - М., 2005, С.110
2 Reath A. Constructivism // Encyclopedia of Ethics / L.C.Becker and C.B.Becker, editors. 2nd ed. N.Y. and L.: Routledge, 2001. Vol.1. - P.317
3 Glasersfeld E. von. The reluctance to change a way of thinking // Irish Journal of Psychology, 1988, №9. - Р.83
4 А. Кырлежев. Религия в современном мире: итоги века / http://www.religare.ru
5 Там же
6 Маркова Л.А. Теология в эпоху постмодернизма // Вопр. философии. - 1999. - № 2
7 Кураев А. О вере и знании. http://www.kuraev.ru/vera.html
8 Ницше Ф. Так говорил Заратустра. М., 1990. - С. 73